Власть и страсть языка

Февраль 24, 2011 at 12:54 пп Оставьте комментарий

Виктор Иванович Шаховский  – Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой языкознания. Является основателем и руководителем научной школы «Лингвистика эмоций», плодотворно занимающейся проблемами эмотивности языка, речи и текста.

 

– Виктор Иванович, какова сфера Ваших профессиональных интересов?

–  С 1966 года я занимаюсь лингвистикой, потому что меня всегда интересовало, как мы обращаемся с языком,  что можно с языком делать и чего можно при помощи языка достичь.

После института я  проработал три положенных года в сельской школе  преподавателем немецкого языка. Тогда же решил заняться наукой, меня интересовала проблема эмоций человека. В то время в лингвистике  бытовало убеждение, что язык и эмоции – вещи несовместимые. На мой взгляд, это заблуждение. «Перепахав» огромное количество литературы, стал сам разрабатывать эту тему.

Моя диссертация была одной из первых по лингвистике эмоций и в последующем, благодаря работе моих учеников и коллег, в науке появилось новое направление – «лингвистика эмоций».  Три года назад мы с одной из аспиранток начали разрабатывать новую «веточку» в родном мне научном направлении, эта «веточка» касается  интеграции лингвистики с экологией и валеологией.  В результате родилось новое направление  – эмотивная лингвоэкология  – наука, которая занимается  проблемами экологичности языка, экологичности общения. Если общение не экологично, то страдает  физическое здоровье человека. А если общение в норме, то и здоровье в порядке. Языком мы с вами  объясняемся в любви,  говорим слова ненависти,  объявляем войну и   льстим,  уговариваем и утешаем друг друга…  Первая моя статья  на эту тему  была про то, как язык возвышает человека. А пять лет назад я написал статью об унижении языком, которая напечатана в журнале «Стратегия России» №12, в 2009 году.

«Приметой нашего времени стало безраздельное доминирование в текстах СМИ слов, обозначающих отрицательные оценочные понятия: взрыв, пожар, авиакатастрофа, убийство, расстрел, крушение, ограбление, насилие, самоубийство, дедовщина, обнищание…

Поскольку все эти понятия соотносятся с эмоциями, то становится очевидным, что через лексику журналисты моделируют в обществе соответствующие эмоциональные настроения: страх, подавленность, неуверенность в себе, что не способствует прогрессу и положительной динамике морального климата в стране».

– Современным школьникам довольно  трудно читать тексты 18-19 веков: много устаревших слов, длинных оборотов, внимания не к действиям, а к чувствам. Сейчас говорят много проще. Значит ли это, что и чувства современного человека стали беднее?

Л.Толстой, «Воскресение»

– Она придвинулась к  нему,  и  он,  сам  не  зная,  как  это  случилось, потянулся к ней лицом; она  не  отстранилась,  он  сжал  крепче  ее  руку  и поцеловал ее в губы.

С.Минаев, «The Телки»

– Я люблю тебя! – кричу я. Можно было бы укусить ее за мочку уха, да только это слишком уж отдает «Орхидеей». Поэтому я просто снова целую ее в губы.

 

– Л.Н.Толстой писал, что  вся классическая литература существует, в том числе,  и для воспитания эмоций человека. Литература является своеобразным депозитарием эмоций: там  дается их название, описание, выражение, ситуации, в которых они реализуются.

Мое поколение читало очень много и в школе и  в вузе. Я считаю, что мы  более чувствительны, более склонны к эмпатии, эмоциональнее реагируем на происходящее.

Сегодня СМИ повсеместно провоцируют употребление мата. Бесспорно, у ненормативной лексики есть и  положительные, терапевтические  функции, но при этом мат разрушает язык, становясь  нормой общения. К сожалению,  это  идет по коммуникативной вертикали, от наших правительственных верхов до низов, включая детский сад.  Толстой написал 4 тома «Войны и мира», и там ни одного матерного слова, чего не  мыслят, похоже, современные авторы. В большом количестве издаются словари ненормативной лексики. А каждый  словарь имеет две  функции: регистрирующую и предписывающую. Ребенок смотрит: это есть в словаре, значит, так  можно говорить, еще и взрослые вокруг не особо стесняются….

К сожалению, современная  среда разрушает и наш язык, и нашу мораль, нашу этичность. Дети  растут и думают, что это норма, и такой вот у нас язык. А ведь это давно уже не тот «великий и могучий», о котором писал Тургенев, это, скорее, язык зеков.  Человек находится в языковом круге и чем уже этот круг, тем мельче мировоззрение человека. Отсюда и  жестокость, и немилосердность.

Америка была  первой страной,  где  запустили и поставили на поток дайджесты. Это был шаг в сторону  деградации культуры. Читатели дайджестов сами не понимают, как они себя обкрадывают, читая обедненные в эстетико-смысловом отношении скелеты полноценных книг.

Современной молодежи трудно читать Толстого, Тургенева, Гоголя, проще – детективы,  комиксы и прочее «легковестное чтиво». А какие книги – такие и люди, такие между ними взаимоотношения.

– А какой он, на Ваш взгляд,  талантливый человек?

– Талант – это трудяга плюс неординарная способность  к чему-то – к музыке, например, к  лингвистике, к писательству. Талантливый человек предан своему делу, он занимается им вопреки  ситуации в мире, стране, на работе, дома. Готов творить в любых условиях и несмотря ни на что.

 

–  Известен ли Вам «механизм» выращивания талантов?

– Я работаю давно и уже могу сравнивать. Раньше  было больше сильных студентов, потому что средняя школа давала хорошие знания. И таланты отыскать было проще. Сейчас, к сожалению, есть тенденция к постоянному снижению уровня требований. И поэтому –  мало талантов. Я всегда много работал со студентами, а сейчас переключился в основном на аспирантов и докторантов, со студентами мне стало неинтересно. Хотя таланты, к счастью, встречаются и сейчас, но они, как правило, уже с первого курса кем-то замечены и вовлечены в работу. Вот и сейчас, например, на моем селективном курсе «Лингвистика эмоций»  было четыре очень толковых девчонки, их бы я пригласил в науку, но они уже нашли себе научных руководителей.

Растить таланты сейчас довольно сложно, слишком  много у студенчества других интересов: Интернет, развлечения и прочее. Главенствует принцип «бери от жизни все»: живи, развлекаясь. А наука требует времени, усилий, терпения, процесс этот трудоемкий.

 

– Расскажите, пожалуйста, о своем сотрудничестве со средней школой в г. Николаевске.

– Этому проекту 17 лет. Все это время, каждый месяц я  отправлялся на свою малую родину, чтобы в течение двух-трех дней читать для школьников лекции по лингвистике. На занятиях были дети из разных школ, а также их учителя; внимательно слушали, записывали,  ведь по лингвистике  найти материалы в сельской библиотеке довольно трудно. У ребят был большой интерес, мы писали с ними научные работы, выезжали на конференции, в том числе и в наш вуз. И, знаете, часто их школьные работы были ничуть не хуже, а подчас и более глубокими, чем работы студентов. Очень многие позже становились нашими студентами, а затем аспирантами и доцентами нашего вуза. Такая вот «николаевская диаспора» в ВГПУ.

Я неоднократно  пытался привлечь внимание к этому проекту, но, к сожалению, на уровне области эту инициативу не поддержали, хотя польза в плане целенаправленной профориентации налицо. Но приятно, что всегда поддерживали власти Николаевска, и даже сделали меня Почетным гражданином города. А главное – я знаю, что мой труд не пропал даром.

 

– Мы беседуем с Вами  в День святого Валентина. Поэтому следующий вопрос о любви, причем любви супружеской, которая, как известно, уже не влюбленность. Что, на Ваш взгляд, мешает современным парам жить долго и счастливо?

– Это серьезный вопрос и современное общество недостаточно им  занимается. Современные браки распадаются очень быстро – это, к сожалению, мировая тенденция.

Причин несколько. Это и разрушение «хороших, семейных» стереотипов и традиций. Кроме того, у молодежи практически не воспитывается такая черта как терпимость.  На стадии ухаживания  люди производят подстройку к партнеру, своеобразный эмоциональный «тюнинг»,  прячут себя настоящего, который может не понравиться. А когда цель достигнута, начинают себя раскрывать партнеру, со всеми минусами, недостатками. Это открытие – несовершенные черты в объекте любви, спутнике жизни – мало кто готов перенести спокойно,  оно становится  началом конца любви. Трудно преодолеть собственный эгоизм, научиться быть толерантным.

А еще, конечно, есть социальный вопрос, который очень мешает романтическим отношениям. Это невозможность жить самостоятельно, решить вопрос с собственным жильем, что тоже приводит к конфликтам.

 

–  А что должно быть в арсенале «средств воодушевления» современного человека, где брать силы для жизни?

– Возвышают  вечные ценности:  интересная работа, дружный коллектив. Не  надо замыкаться в самом себе, нужно иметь  хобби, увлечения. Раньше вот были различные  общества:  рыболовов, книголюбов, филателистов, разного рода кружки, клубы по интересам.  Ну и, безусловно,  главная ценность, конечно, семья.

И я как дачник со стажем (это тоже из разряда моих увлечений) знаю, что если ценности не культивировать специально, то их забьют сорняки. Ценности, в том числе и жизненные, надо взращивать, воспитывать, поддерживать. Важно, чтобы это было частью государственной политики.

Беседовала Ольга МИННИКОВА, пресс-центр

 

Advertisements

Entry filed under: Собеседник. Tags: , .

«Мы на пути к самопознанию» Отдыхаем с пользой

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Trackback this post  |  Subscribe to the comments via RSS Feed


Добро пожаловать!

Приветствуем вас на сайте газеты "Учитель"!

Опрос


%d такие блоггеры, как: